Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

IMPACT OF HIGHER EDUCATION FOR TRANSFORMATION OF TIVATION CONVICTED OF URAL FOREST PENAL COLONY

Molchanov N.A. 1 Verbitskaya N.O. 1
1 Ural State Forest Engineering University
Представлено обоснование значимости профессионального образования осужденных в устойчивом управлении лесным комплексом (устойчивом лесопользовании). Рассмотрены возможности влияния высшего профессионального образования на трансформацию мотивации осужденного в условиях социально-психологической среды взаимодействия высшего профессионального образования с системой исполнения наказаний и субкультурой «зоны». Методологическую основу анализа влияния среды взаимодействия высшего профессионального образования, системы исполнения наказаний и субкультуры «зоны» на мотивацию осужденных составила теория мотивации А. Маслоу. Выявлен новый аспект воздействия системы профессионального образования с ее глобальными экономическими задачами на возможности удовлетворения базовых потребностей осужденных и значительный мотивирующий потенциал для удовлетворения высших потребностей. Воздействие системы профессионального образования на потребности осужденного рассматривается в двух плоскостях социальной среды исправительной колонии: территории субкультуры «зоны» с ее асоциальным криминогенным направлением; территория группы осужденных с положительной направленностью к социализации и позитивному формированию личности.
The article present the assessment of the importance of vocational education of convicts in the sustainable management of the forest complex of forests (sustainable forest management). The possibilities of the impact of higher education on the transformation of motivation convicted in terms of socio-psychological environment interaction of higher education with the penal system and subculture «zones». The methodological basis of the analysis of the effect of the interaction environment of higher education, the penal system and the subculture of «zones» was convicted on motivation theory of motivation Maslow. Revealed a new aspect of the impact of the vocational education system with its global economic challenges on the ability to meet the basic needs of prisoners and a significant motivating potential to meet the higher needs. The impact of vocational education to the needs of the convicted are considered in two dimensions of the social environment penal colony: the territory of «subculture zone» with its anti-social crime-direction; Grounds group of convicts with the positive direction of socialization and positive identity formation.
vocational education convicts
transformation of motivation
social environment penal colony subculture zone
1. Maslou A. Motivatsiya i Lichnost. SPb.: Evraziya, 1999.; Meskon M., Albert M., Hedouri F. Osnovyi menedzhmenta. M.: Delo, 1992.
2. Molchanov N.A., Verbitskaya N.O. Sovremennyie ekonomiko-pravovyie aspektyi razvitiya professionalnogo obrazovaniya osuzhdennyih v lesnoy otrasli uralskogo regiona. // Fundamentalnyie issledovaniya. 2013. no. 11. ch.7. рр. 1464-172[Elektronnyiy resurs].
3. Pismo FSIN Rossii nachalnikam territorialnyih organov ot 23.07.2013 no. 02-24362
4. Razumova E.M. Samoaktualizatsiya lichnosti osuzhdennogo, otbyivayuschego nakazanie // Innovatsionnyiy Vestnik Region 2013/04.2 [Elektronnyiy resurs]. URL: /http:// www.v-itc.ru/investregion/2013/04_2.
5. Tischenko, E.Ya. Samorealizatsiya lichnosti v ugolovno-ispolnitelnoy sisteme // Pedagogicheskoe obrazovanie v Rossii / Elektronnyiy zhurnal / no. 1. 2014. [Elektronnyiy resurs].
6. Ugolovno-ispolnitelnyiy kodeks Rossiyskoy Federatsii / no. 1-FZ ot 08 yanvarya 1997 goda (v red. Fed.Zakona ot 01.07.2010 132-FZ) // Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii ot 13 yanvarya 1997 g. no. 2, рр. 198.
7. FZ 273 ot 29.12.2012 «Ob obrazovanii v Rossiyskoy Federatsii» / Rossiyskaya gazeta ot 31 dekabrya 2012 no. 303.

Система профессионального образования является одним из важнейших факторов устойчивого развития России. Квалифицированные кадры не просто являются движущей силой развития, но и носителями профессиональных ценностей, способными обеспечить сохранение и приумножение национального богатства. Одним из таких национальных ресурсов России является лес. По исторически сложившейся традиции к заготовке леса в качестве кадрового ресурса привлекаются осужденные. Однако в современных условиях экономического развития отношение к такому труду и его характер должны измениться.

В целях устойчивого развития актуальной становится взаимосвязь кадрового развития лесной отрасли с высококвалифицированным трудом осужденных, что выявляет необходимость координации усилий со средним и высшим профессиональным образованием. Развитие высококвалифицированных кадров несет в себе, помимо социального, и значительный экономический потенциал. Производственный сектор Главного управления федеральной службы исполнения наказания (далее – ГУФСИН) по Свердловской области представляют центры трудовой адаптации осужденных, в 2013 году произведенная товарная продукция которых составляет 1300 млн руб., в том числе 281,5 млн руб. – производство учреждений лесного сектора.

Устойчивое управление лесами (устойчивое лесопользование) определяет хозяйствование в лесном комплексе, которое является экономически жизнеспособным, учитывает долговременные интересы населения и соответствует современным экологическим требованиям.

Высшие учебные заведения, в том числе и Уральский государственный лесотехнический университет (УГЛТУ), вносят свой вклад во внедрение устойчивого управления лесами. УГЛТУ не только готовит специалистов (инженеров, экономистов), работающих в лесном комплексе, но и, безусловно, развивает ценностные ориентации студентов, их отношение к современным проблемам лесопользования. Лесопромышленный комплекс Уральского региона с его высокотехнологичными машинами и оборудованием в лесопользовании испытывает постоянную необходимость пополнения инженерными кадрами лесного профиля.

С 2013 года Уральский государственный лесотехнический университет включен в перечень образовательных учреждений высшего профессионального образования [3], осуществляющих прием на дистанционное обучение студентов из числа осужденных. На 20.04.2014 года первые 12 студентов из числа осужденных исправительных колоний № 2,3,19, 24 ГУФСИН России по Свердловской области зачислены в УГЛТУ.

Нормативно-правовое основание развития профессионального образования осужденных в Российской Федерации – это образовательное право. Федеральный закон № 273 от 29.12.2012 г. «Об образовании в Российской Федерации», статья 80, пункт 9, предусматривает что «лицам, осужденным к принудительным работам или к лишению свободы, разрешается получение среднего профессионального и высшего образования в заочной форме обучения в профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования, с учетом требований уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации к отбыванию соответствующего вида наказания.

Статья 16 этого же закона предусматривает реализацию образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, что приемлемо для осужденных в рамках изоляции от общества». С нормативно-правовой точки зрения, формой получения высшего профессионального образования осужденными отдаленных от областного центра лесных исправительных колоний является дистанционная форма [2].

С целью определения кадрового ресурса осужденных, который может быть актуализирован в создании перспективных экономических зон лесопользования в Уральском регионе, в рамках нашего исследования были опрошены осужденные 7 лесных из 14 исправительных колоний лесного комплекса Свердловской области. В целом по области по состоянию на 2013 г. в лесных учреждениях с особыми условиями хозяйственной деятельности насчитывается 9661 осужденных. Из них 3288 (34 %) имеют среднее общее образование; 1359 (14 %) – начальное профессиональное образование; 1250 (12,9 %) – среднее профессиональное образование; 136 (1,4 %) – высшее профессиональное образование. Исходя из опроса, кадровый потенциал для обучения из числа осужденных составляет 4538 человек.

Несмотря на очевидную социальную и гуманную значимость процесса получения осужденными профессионального образования, нельзя не учитывать того факта, что внедрение системы профессионального образования происходит в сложившуюся годами субкультуру «зоны». Для анализа перспектив и возможностей такого внедрения в данной статье мы рассмотрим возможности влияния высшего профессионального образования на трансформацию мотивации осужденного в условиях социально-психологической среды взаимодействия высшего профессионального образования с системой исполнения наказаний и субкультурой «зоны».

Методологическую основу анализа влияния среды взаимодействия высшего профессионального образования, системы исполнения наказаний и субкультуры «зоны» на мотивацию осужденных составили фундаментальные теории человеческой мотивации в научных исследованиях А. Маслоу, Ф. Герцберга, Д. Макклелланда и др.

Функциональное выделение мотивирующих факторов осужденного при включении в среду исправительной колонии высшего профессионального образования наиболее наглядно можно продемонстрировать с позиции теории человеческих потребностей А. Маслоу [1].

На основе пирамиды, отражающей иерархию человеческих потребностей (рисунок), в которых происходит реализация фундаментальных потребностей человека, рассмотрим профессиональное образование как фактор, воздействующий на трансформацию мотивации осужденного.

Для любого человека условия жизни определяют характер удовлетворения физиологических потребностей. Возможности способа удовлетворения потребностей человека определяет среда его жизнедеятельности. В нашем случае изолированный от общества осужденный ограничен в способах удовлетворения потребностей рамками уголовно-исполнительного кодекса (далее – УИК).

pic_100.wmf

Воздействие компонентов социально-психологической среды исправительной колонии и системы высшего профессионального образования на структуру потребностей и социальный статус осужденного в сравнении иерархической модели потребностей человека А. Маслоу

Одной из важных физиологических потребностей человека является жизненное пространство. Норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров (УИК, гл. 13, ст. 99) [6]. Одним из факторов расширения возможностей удовлетворения физиологических потребностей в улучшении жилищных условий является профессиональное образование, самообразование, изменение социальных условий с переводом осужденного на облегченные условия содержания в исправительной колонии (далее – ИК).

Потребность человека в питании – следующая жизненно важная физиологическая потребность, способ удовлетворения которой также определяется средой его пребывания. Минимальные нормы питания и материально-бытового обеспечения осужденных устанавливаются Правительством Российской Федерации (Приказ Минюста РФ от 2 августа 2005 г. № 125 «Об утверждении норм питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы»). Несмотря на жесткий регламент вышеуказанных нормативных документов, осужденный может расширить возможности удовлетворения своих физиологических потребностей в питании. В нашем случае администрация ИК при определении условий отбытия наказания оценивает стремление осужденного к психофизической корректировке своей личности и инициативные меры к ресоциализации, одним из факторов которой является профессиональное образование.

В соответствии со ст. 113 УИК за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в работе самодеятельных организаций осужденному сверх нормы может быть предоставлено право получения дополнительной посылки (передачи) с продуктами питания и предметами первой необходимости, свидания с родственниками. Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года в сфере социальной, психологической, воспитательной и педагогической работы с осужденными предусматривает создание справедливой и эффективной системы стимулов к законопослушному поведению – «социальные лифты».

Одним из ряда критериев оценки поведения осужденного является самообразование, включая профессиональное образование, повышение интеллектуального уровня путем чтения литературы, посещения библиотеки, а также подписки на периодические издания.

Потребность человека в безопасности и уверенности в будущем включает потребности в защите от физических и психологических опасностей со стороны окружающего мира.

Гарантии безопасности человека в обществе, как и осужденного, равнозначно закреплены и обеспечены Конституцией РФ ст. 2, 20–23, 45, 46. Но только при социальном статусе «осужденный» вступают уголовно-правовые меры обеспечения личной безопасности осужденного, направленные на предупреждение и пресечение посягательств на жизнь, здоровье и достоинство человека (ст. 7, 105, 107–119. 128–134 и др. УК РФ).

Осужденный, находясь в исправительной колонии вне зависимости от вида режима (особый, строгий, общий), может сам регулировать потребность в безопасности, примыкая к среде осужденных отрицательной направленности (территория субкультуры «зоны»), либо к среде осужденных с направленностью к ресоциализации, законопослушностью в период отбывания наказания.

Находясь в асоциальной среде субкультуры «зоны», поддерживающей «воровские» традиции (противодействие администрации ИК, нарушение режимных требований), осужденный снижает свою безопасность до крайне низкого уровня, зачастую вступая в конфликтную ситуацию, как с осужденными, так и с сотрудниками ИК. Мерами воздействия руководства исправительного учреждения на данного осужденного может быть: водворение в штрафной изолятор, в помещения камерного типа. В случае конфликтной ситуации с осужденными по заявлению осужденного, либо по решению начальника ИК осужденный переводится в безопасное место (ст. 13 ч. 3, ст. 68. ст. 73 УИК РФ). В данной ситуации осужденный ограничивает физиологические потребности, возможные для осужденных в облегченных условиях содержания: ограничения в свиданиях с родственниками, ограничения использования денежных средств на приобретение продуктов питания, ограничение передвижения (прогулка в локальном участке помещений камерного типа (ПКТ) 1,5 часа в день).

Следует отметить, что согласно ч. 2 ст. 80 УИК РФ лица, впервые осужденные к лишению свободы, содержатся отдельно от осужденных, ранее отбывавших лишение свободы, они менее подвержены воздействию субкультуры «зоны», нарушению режимных требований исправительных учреждений. Воспитательно-педагогический процесс с данной категорией осужденных более результативен, ресоциализационные процессы, как и повышение интеллектуального уровня, профессиональное образование в период отбывания наказания имеют положительную динамику, что создает им условия к более высокому уровню безопасности пребывания в исправительной колонии. Для этой категории осужденных профессиональное образование является сильным мотивирующим фактором.

Несмотря на угнетенность физиологических потребностей и потребности в безопасности, осужденный может конструктивно реализовать возможность влияния на характер удовлетворения своих потребностей. У него есть выбор: встав на путь асоциального поведенческого характера в среде «арестантов», осужденный «сжимает» сферу возможностей удовлетворения указанных выше потребностей и наоборот, встав на путь законопослушного пребывания в ИК с поведенческим характером, направленным на ресоциализацию, значительно расширяет возможности удовлетворения указанных потребностей.

Для системы профессионального образования с ее глобальными экономическими задачами, такое воздействие на возможности удовлетворения физиологических потребностей является довольно новым аспектом, тем не менее его нельзя не учитывать при анализе процесса интеграции со сложившейся средой жизнедеятельности осужденных.

Несмотря на значимость базовых физиологических потребностей для человека, он испытывает нужду в объединении с людьми, имеющими общие проблемы и интересы, проявляется потребность в принадлежности и любви – в том, чтобы другие люди признали его «своим».

В октябре 2013 года в УГЛТУ проведено исследование потребности осужденных в высшем профессиональном образовании в лесных исправительных колониях ИК-19, 26, 24, 8, 15, 18 Свердловской области. В исследовании приняли участие 160 осужденных со средним общим образованием. 80 % опрошенных осужденных изъявили желание проходить обучение в университете с применением дистанционных технологий. На вопрос «Отметьте причину, по которой хотели бы получить профессиональное образование» 87 % осужденных в качестве основной выбрали повышение своего статуса и уважения в семье. Это говорит о том, что семья является сильным мотиватором для осужденного в получении профессионального образования.

Важным условием взаимодействия осужденного с другими осужденными являются его ценностные ориентации, стандарты поведения, принятые в определенных группах, которым должно подчиняться поведение ее членов. Принятие ценностных норм определяет статусно-групповые категории и расслоение осужденных в исправительном учреждении.

Рассмотрим принадлежность осужденного к группе «отрицательной» направленности. К этой категории относятся те лица, для которых основным регулятором поведения выступают нормы, сформулированные в «воровском законе»: оппозиция, а порой и открытое противодействие администрации учреждения; уклонение от участия в общественно-полезном труде либо работа без усердия; стремление доминировать над другими осужденными и жить за их счет; материальная и физическая поддержка нарушителей режима, категорическое неучастие в работе самодеятельных организаций и пренебрежительное отношение к ним, борьба с активом за сферы влияния.

Это приводит к повышению их агрессивности, моральному и физическому давлению на всех осужденных, которые не придерживаются «воровского закона», усилению неповиновения администрации, организации побегов, захватов заложников, массовых беспорядков. Данная группа осужденных ради приверженности к воровским традициям, принадлежности к особой касте тюремной «субкультуры» сознательно идет на значительное ограничение нижестоящих потребностей: физиологических – единая норма питания, ограничения в получении посылок, 1,5-часовое пребывание в прогулочном дворике; безопасности – частые конфликтно-личностные ситуации в «отрицательной» среде осужденных в борьбе за лидерство, противодействие администрации ИК с проявлением нарушения режима содержания, установленного УИК.

Принадлежность осужденного к группе так называемого актива определяет поведение осужденного, в первую очередь регулируемое нравственными и правовыми ценностями, ориентацией на соблюдение правил внутреннего распорядка, стремлением позитивно изменить себя, преодолеть преступные стереотипы и оказывать помощь администрации учреждения в противодействии насаждению в исправительном учреждении «воровских» традиций. Эта группа осужденных состоит из лиц, вставших на путь исправления, активно участвующих в трудовом, профессионально-образовательном процессе и общественной деятельности, в самодеятельных организациях осужденных ИК.

Данная группа актива обладает дополнительными возможностями удовлетворения как физиологических, так и потребностей в безопасности. Одним из стимулирующих факторов в позитивной позиции осужденного является возможность получения профессионального образования. С точки зрения иерархии потребностей принадлежность к группе актива дает возможность более конструктивной реализации и развития потребностей, ведущих к социализации гражданина изолированного от общества и значительному снижению угнетенности потребностей.

Люди в современном обществе имеют потребность в стабильной, обоснованной и достаточно высокой самооценке. Она всегда опирается на признание и уважение со стороны окружающих. Человек комфортно себя чувствует в том социальном окружении, которое поддерживает в нем чувство собственного достоинства и высокую самооценку.

Удовлетворение потребности в уважении вызывает чувство уверенности в себе, ощущение своей полезности, ценности, силы, признание своих способностей и полезных результатов деятельности, ощущение своей адекватности жизненной ситуации. Препятствия в реализации потребности в самоуважении ведут к появлению чувства неполноценности, слабости и беспомощности.

В нашем случае воздействие на потребность осужденного в уважении, достижении успеха и признания необходимо рассматривать в двух плоскостях социальной среды исправительной колонии:

а) территория субкультуры «зоны» с ее асоциальным криминогенным направлением;

б) территория группы осужденных с положительной направленностью к социализации и позитивному формированию личности.

В деятельности неформальных лидеров групп отрицательной направленности главным мотивом является признание и самоутверждение. Осужденных привлекают в лидерах независимость, умение постоять за себя, смелость в отстаивании своих взглядов, отсутствие страха перед лишениями. Социальный вред криминальной субкультуры заключается в том, что она уродливо социализирует личность, стимулирует ее противоправное поведение и является механизмом воспроизводства преступности.

Характерными чертами осужденных с положительной направленностью к социализации являются достаточно высокий уровень интеллекта, позволяющий осуществлять надежный контроль над эмоциями, отсутствие выраженных агрессивных тенденций, очевидное желание порвать с уголовной субкультурой и криминальным сообществом, высокий уровень мотивации, направленной на позитивное отношение к труду и профессиональному обучению. Возможность повышения уважения и самооценки повышается с внедрением в субкультуру «зоны» системы профессионального образования как новой среды, в которой есть возможность проявить качества, угнетаемые в негативной субкультуре зоны.

По мнению Абрахама Маслоу, потребность в образовании – движущая сила человеческой активности, выступающая системообразующим стержнем высших потребностей личности, являющаяся отражением специфики образа жизни и удовольствия от «открытия» собственного мышления «взаимосвязей» со знанием, переходящая в высшую форму – потребность в самообразовании [4]. В этой связи получение высшего профессионального образования отбывающими наказание в виде лишения свободы становится особо актуальным. Во всех сферах деятельности работодатель от своего потенциального работника требует наличия у последнего определенного уровня знаний, как правило, наличия высшего профессионального образования. В период реформирования уголовно-исполнительной системы (УИС) все большее внимание со стороны руководства Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН России) уделяется повышению образовательного и интеллектуального уровня осужденных к лишению свободы. Так, Федеральным законом РФ от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ ч. 4 ст. 108 УИК была дополнена положением, обязывающим администрацию исправительного учреждения оказывать содействие осужденным в получении высшего профессионального образования [6] .

Одним из факторов изменения мотивации личности осужденного и принятия инициативных мер к ресоциализации подтверждается познавательной потребностью. Обучение в рамках дистанционных технологий, профессиональное образование дает возможность осужденному расширить свои потребности как социальные (облегченное содержание в ИК), так и в трудоустройстве в Центре трудовой адаптации исправительного учреждения, а после освобождения – в работе на высокотехнологичном оборудовании с достойной оплатой.

Сохранение человеческого достоинства, способности воспринимать жизнь в ее красоте и гармонии, относиться к окружающей природе с любовью и заботой – вот основные задачи, которые необходимо в первую очередь решить в процессе исправления осужденных. В условиях исправительного учреждения решить их можно через усиление социальной направленности профессионально-образовательного процесса, включая осужденных в процесс художественного творчества резьбы по дереву, созданию товаров народного потребления, приобщая к творческому труду, в котором аккумулирован эмоционально-оценочный опыт человечества. Для этого осужденным предлагаются соответствующие специальности высшего профессионального образования. Производственные мастерские и центры трудовой адаптации в ИК позволяют осужденным проявлять трудовую и творческую активность личности.

Формированию экологической культуры осужденных, возможности удовлетворения эстетической потребности в их социальных условиях значительно способствует высшее профессиональное образование лесного профиля. Опора на желание осужденного в рациональном использовании лесных ресурсов с реализацией профессиональных навыков гармонии с природой расширяет возможности в конструктивной трансформации мотивации осужденного.

Самоактуализация как одна из высших в иерархии потребностей человека предполагает ответственность за то, что говорит и как поступает человек [5]. В условиях среды пенитенциарного учреждения самоактуализация личности осужденных имеет ограничения способов удовлетворения в рамках УИК. Самоактуализация осужденных возможна с помощью психолого-педагогических средств, включая трудовую деятельность, творческое новаторство, реализацию интеллектуального потенциала в профессионально-образовательном процессе. Данная возможность закреплена в УИК РФ, ст. 108 и ФЗ № 273 «Об образовании в Российской Федерации», ст. 80 [7] . Несмотря на ограничения в правовом статусе, осужденный в условиях внедрения системы профессионального образования в субкультуру «зоны» получает возможность не только реализовать эту потребность во время пребывания в ИК, но и закладывает пролонгированную возможность конструктивной самореализации в период последующей ресоциализации. Являясь студентом, он продолжит свое обучение после освобождения и будет иметь возможность трудоустройства.

Завершая анализ, необходимо отметить, что возможность получения осужденными высшего профессионального образования в условиях лесных колоний, находящихся в отдалении на 400–700 километров от крупных городов и областных центров, несет в себе значительный мотивационный потенциал. Он актуален не только для тех, кто уже участвует в этом процессе, но мы видим большую актуальность в возможности и доступности этого для других осужденных. Возможность выбора среды самореализации в условиях исправительной колонии дает осужденным внутреннее пространство для мотивационных изменений.

Рецензенты:

Моисеева Л.В., д.п.н., профессор, заведующая кафедрой естествознания и методики его преподавания, УрГПУ, г. Екатеринбург;

Герц Э.Ф., д.т.н., профессор, директор института лесного бизнеса и дорожного строительства, ФГБОУ ВПО «Уральский государственный лесотехнический университет», г. Екатеринбург.

Работа поступила в редакцию 06.10.2014.