Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

PROBLEMS OF FORMATION OF REGIONAL CLUSTER SYSTEMS

Guseynov A.G. 1 Gadzhiev A.Z. 1
1 Dagestan State University
Статья посвящена проблемам формирования кластерных систем в зарубежных странах и в России. Исследованы теоретические, методологические и методические аспекты, научные методы, принципы и подходы к формированию кластерных систем. Проанализирована законодательная, нормативная и правовая база формирования кластеров, позитивный опыт функционирования кластерных систем. Рассмотрены особенности создания кластеров, их классификация с учетом территориальной, отраслевой и производственной специализации регионов. Разработаны концептуальные направления развития экономической и социальной сфер региона на основе создания территориальных, производственных, научно-образовательных кластеров. Выявлены приоритеты, определены конкретные стратегические направления государственной кластерной политики для региональных, муниципальных органов и хозяйствующих субъектов. Сформирован системный пакет организационно-методических и нормативно-правовых документов для правительств по созданию кластерных систем в субъектах федерации. Сформулированы принципы системного подхода к исследованию экономического развития региона с учетом внешней и внутренней среды функционирования кластерных систем.
The article is devoted to problems of formation of cluster systems in foreign countries and in Russia. Theoretical, methodological and methodical aspects of scientific methods, principles and approaches to formation of cluster systems. Analyzed legislative, regulatory and legal framework for the formation of clusters, the positive experience of the functioning of the cluster systems. Describes features of clusters, their classification taking into account territorial, sectoral or industrial specialization of regions. Conceptual directions of development of the economic and social spheres of the region through the establishment of territorial, industrial, scientific-educational clusters. Identified priorities, identified specific strategic directions of the state cluster policy for the regional, municipal authorities and business entities. The system formed a package of organizational-methodological and normative-legal documents for the governments on creation of cluster systems in the regions. The principles of a systematic approach to the study of economic development of the region taking into account the external and internal environment of functioning of cluster systems.
system
cluster
theory
methodology
methods
classification
branch
territory
production
science
education
priorities
strategy
region
state
municipality
entity.
1. Kolosovskij N.N. Teorija jekonomicheskogo rajonirovanija. M.: Mysl, 1969.
2. Koncepcii dolgosrochnogo socialno-jekonomicheskogo razvitija RF do 2020 g.
3. Miroljubova T.V. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo mezhdu regionami kak jelement gosudarstvennogo upravlenija jekonomicheskim razvitiem na regional’nom urovne // Vestnik RUDN. Ser Jekonomika. 2008. no. 3. рр. 73–78.
4. Pilipenko I.V. Konkurentosposobnost’ stran i regionov v mirovom hozjajstve: teorija, opyt malyh stran Zapadnoj i Severnoj Evropy. – Moskva – Smolensk: Ojkumena, 2005.
5. Porter M.E. Konkurencija: ucheb. posobie / per. s angl. M., 2001.
6. Strategii socialno-jekonomicheskogo razvitija Respubliki Dagestan na period do 2025 goda.
7. Jenrajt M.Dzh. Pochemu Klastery javljajutsja sposobom vyigrat igru? 1992.

Сложившиеся в настоящее время в России региональные системы со слабым внутрисистемным и межрегиональным потенциалом рыночной инфраструктуры затрудняют проведение четкой политики взаимодействия государственных органов, муниципальных образований и бизнеса, ограничивают возможности развития социально-экономического пространства субъектов федерации.

Понятие «кластер» является одним из элементов стратегии конкурентной борьбы, предложенной М. Портером, профессором кафедры делового администрирования Business School, ведущим специалистом в области конкурентной стратегии и конкурентной борьбы на международных рынках. Майкл Портер определил кластер как группу географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере (рыночной нише) и взаимодополняющих друг друга [5].

В развитых странах кластерная теория на практике начала применяться в начале 1990-х годов благодаря трудам М. Портера, М. Энрайта, Дж. Даннинга, Р. Мартина.

На сегодняшний день кластерная политика является важным этапом развития региональной политики в передовых странах, от 50 до 70 % продукции производится в кластерах.

В зарубежной практике кластерную политику исторически разделяют на два периода: первого и второго поколений. Кластерная политика первого поколения представляет собой комплекс мер, осуществляемых государством по идентификации кластера, определению поля деятельности формирующих кластер фирм, созданию государственных органов его поддержки и осуществлению общей политики стимулирования всех кластеров в стране. В данном периоде ведущую роль в исследованиях играют экономические географы и региональные экономисты, которые с помощью средств пространственного моделирования должны выявить кластеры и определить их состав. Первый этап кластерной политики характерен в основном для государств с высокой степенью развитости традиционных производств – Испании, Португалии, Греции, Нидерландов, Германии и Италии.

Кластерная политика второго поколения, которая базируется на хорошем знании существующих в стране кластеров, подразумевает индивидуальный подход к проблемам развития каждого кластера в отдельности, так как государство может выступать в качестве менеджера, заказчика, инициатора производственного процесса, брокера, сводящего производителя и потребителя внутри кластера, и источником финансирования для фирм, работающих в кластере. Кластерная политика второго поколения превалирует в странах с высоким уровнем жизни (в Швейцарии, Швеции, Великобритании, Германии, Финляндии, Австрии, США), где «кластеризованы» практически все отрасли экономики – традиционная промышленность, сфера новых технологий и сектор услуг.

В зависимости от поставленных целей и культуры предпринимательства государство может выполнять различные функции при проведении кластерной политики. В этой связи выделяются две модели кластерной политики развитых стран – «континентальная» и «англосаксонская».

«Континентальная» политика развития кластеров реализуется в ряде европейских стран – Швеции, Франции, Норвегии и др., где особую роль играет активная государственная (федеральная) политика развития кластеров. Она включает в себя комплекс мер – от выбора приоритетных кластеров и финансирования проектов по разработке стратегий и программ их развития до целевого создания ключевых факторов успеха их деятельности (например, создание инфраструктуры, центров совершенства в области НИОКР).

Основной принцип второй – «англосаксонской» – модели, применяемой в США и Великобритании, состоит в том, что кластер рассматривается как рыночный организм, и роль федеральных властей заключается в снятии барьеров на пути его естественного развития. К особенностям кластерной политики в этих странах относится то, что основными игроками являются региональные власти и региональные организации, которые вместе с ключевыми участниками кластеров разрабатывают и реализуют программы их развития. Федеральные власти в ряде случаев финансировали и поддерживали пилотные проекты.

М. Энрайт, – ученик и последователь М. Портера, предложил рассматривать четыре механизма проведения кластерной политики :

1) каталитическая кластерная политика – правительство сводит заинтересованные стороны (например, частные компании и исследовательские фирмы) и оказывает им ограниченную финансовую поддержку;

2) поддерживающая – каталитическая политика государства дополняется значительными инвестициями в инфраструктуру регионов (в образование, профессиональное обучение, маркетинг и др.), создавая благоприятную среду для развития кластеров;

3) директивная – поддерживающая функция государства дополняется специальными программами, нацеленными на трансформацию специализации региона через развитие кластеров;

4) интервенционистская – правительство, наряду с выполнением своей директивной функции, перенимает у частного сектора ответственность за принятие решений о дальнейшем развитии кластеров и посредством трансфертов, субсидий, административных ограничений или стимулов, а также активного контроля над фирмами в кластере формирует его специализацию [7].

В связи с реализацией кластерной политики и кластерных инициатив становится актуальным еще один элемент кластерной системы – кластерный консалтинг, означающий предоставление услуг по проектам выделения на территории региона определенного вида кластеров, а также реализация теоретических основ управления кластерными инициативами – кластерный менеджмент.

В России процесс экономической кластеризации, т.е. кластерообразования, в настоящее время осуществляется преимущественно стихийно, под влиянием рыночных сил. Это вполне закономерное явление, однако его теоретико-методологические и прикладные аспекты оказываются реализованными не в полной мере.

Теория управления кластерами, регулирования процесса их создания и функционирования не получила должного развития в экономической науке и практике Российской Федерации, а неадаптированное применение зарубежного опыта может не обеспечить необходимого эффекта в специфических социально-экономических и институциональных условиях страны.

В основе кластерной методологии лежит рассмотрение формы экономических отношений, направленных на создание современного инновационного продукта, как целостного множества элементов в совокупности отношений и связей между ними. Следовательно, можно рассматривать кластер как сложную экономическую систему.

В России функционируют более 1500 кластеров, как правило, созданных на базе крупных системообразующих предприятий. Продвинуты в области кластеризации экономики следующие субъекты федерации: города Москва и Санкт-Петербург, Краснодарский и Красноярский края, Московская, Ленинградская, Новосибирская, Томская, Ярославская, Белгородская области, Республики Татарстан и Башкортостан и другие. На Северном Кавказе нет структурно выделенных, реально функционирующих кластеров.

Поэтому исследование организационно-экономических механизмов формирования кластерных систем в указанных регионах России и адаптация их опыта в экономике Республики Дагестан являются актуальными, особенно в современных условиях рыночных изменений.

В целях повышения эффективности деятельности по созданию кластерных систем, например, в Республике Дагестан необходимо решить следующие системные задачи:

1. Исследование и внедрение научных методов, принципов, подходов к формированию региональных кластерных систем.

2. Анализ позитивного опыта функционирования региональных кластерных систем в субъектах РФ.

3. Изучение позитивного опыта функционирования региональных кластерных систем за рубежом.

4. Определение потенциальных возможностей территориальных производственных кластеров в целях реализации «Стратегии социально-экономического развития на период до 2025 г.» и приоритетных проектов Республики Дагестан.

5. Разработка концептуальных направлений развития экономической и социальной сфер в Республике Дагестан на основе создания территориальных, производственных, научно-образовательных и иных кластеров.

6. Выявление приоритетов, определение конкретных стратегических направлений государственной кластерной политики для государственных, муниципальных органов и заинтересованных хозяйствующих субъектов.

7. Формирование системного пакета организационно-методических и нормативно-правовых документов для Правительства Республики Дагестан по созданию кластерных систем в республике.

Современная экономика подает мощные импульсы развитию инновационной экономики. Сегодня формирование современных экономических структур направлено на повышение их конкурентоспособности на основе кооперации, специализации и интеграции, развития партнерских отношений.

Сложившиеся в настоящее время в России региональные системы со слабым внутрисистемным и межрегиональным потенциалом рыночной инфраструктуры затрудняют проведение эффективной политики взаимодействия государственных органов и бизнеса, ограничивают возможности развития социально-экономического пространства субъектов федерации.

Напротив, в развитых странах заметной и устойчивой тенденцией является формирование кластеров, как спонтанное, так и регулируемое государством.

В России процесс экономической кластеризации, т.е. кластерообразования, в настоящее время осуществляется преимущественно стихийно, под влиянием рыночных сил. Это вполне закономерное явление, однако его теоретико-методологические и прикладные аспекты оказываются реализованными не в полной мере.

Теория управления кластерами, регулирования процесса их создания и функционирования не получила должного развития в экономической науке и практике Российской Федерации, а неадаптированное применение зарубежного опыта может не в полной мере обеспечить необходимый эффект в своеобразных социально-экономических и институциональных условиях как страны в целом, так и ее регионов.

Рассмотрим базовые положения методологии кластерного подхода. Как правило, в современных исследованиях авторы отмечают актуальность применения данных подходов, однако не определяют сущность феноменов, лежащих в основе организации процесса экономической кластеризации: «кластерная политика», «кластерная инициатива», «кластерная технология», «кластерный консалтинг». Для формирования действенной методологии управления процессами кластеризации социально-экономического пространства регионов РФ необходимо конкретизировать терминологию.

Процесс экономической кластеризации реализуется на базе основных положений кластерной теории, которую отличает ее абстрактный характер. Управляющие усилия государства всегда конкретны, имеют определенную направленность, решают актуальные задачи развития территории, которые осуществляются посредством допустимого в условиях рыночной экономики набора инструментов кластеризации. Поэтому, с одной стороны, важна четкая идентификация кластера как объекта кластерной теории, а с другой стороны, как предмета государственного управления.

В современной России практическое применение кластерной теории связано с именами таких учёных, как М.К. Бандман, Н.Н. Колосовский, Н.И. Ларина, И.В. Пилипенко и др. В целом авторы формулируют три широких определения кластеров, каждое из которых подчеркивает основную черту его функционирования:

– это регионально ограниченные формы экономической активности внутри родственных секторов, обычно привязанные к тем или иным научным учреждениям (НИИ, университетам и т.д.);

– это вертикально ориентированные производственные цепочки; довольно узко определенные секторы, в которых смежные этапы производственного процесса образуют ядро кластера (например, цепочка «поставщик – производитель – сбытовик – клиент»). В эту же категорию попадают сети, формирующиеся вокруг головных фирм;

– это отрасли экономики, определенные на высоком уровне агрегации (например, «химический кластер») или совокупности секторов на еще более высоком уровне агрегации (например, «агропромышленный кластер») [1, 4].

Центром кластера чаще всего являются несколько крупных компаний, при этом между ними сохраняются конкурентные отношения. Этим кластер отличается от картеля или финансовой группы. Концентрация соперников, их покупателей и поставщиков способствует росту эффективной специализации производства. При этом кластер дает работу и множеству малых фирм и предприятий. Таким образом, кластер представляет собой форму организации экономических отношений. Первоначально ее использовали для повышения конкурентоспособности. Однако в принятом курсе на модернизацию экономики, построение инновационной экономики кластер стал применяться при решении все более широкого круга задач, в частности:

– при анализе конкурентоспособности государства, региона, отрасли;

– как основа общегосударственной промышленной политики;

– при разработке программ регионального развития;

– как основа стимулирования инновационной деятельности;

– как основа эффективного взаимодействия крупного, среднего и малого бизнеса.

Т.В. Миролюбова на основе обзора зарубежных и российских концепций и моделей классифицировала кластеры по следующим признакам: по территориальному охвату; по стадии развития кластера; по степени новизны выпускаемой продукции; по размерам; по отраслевой принадлежности; по различиям в структуре взаимосвязей; по степени инновационности; по роли в системе обмена и использования знаний; по наличию и степени развития элементов кластерной структуры; по уровню агрегации участников кластера; по соорганизации практико-ориентированной фундаментальной науки, проектно-конструкторских разработок и инновационной промышленности; по характеру отрасли предприятий-участников кластера [3].

В основе кластерной методологии лежит рассмотрение формы экономических отношений, направленной на создание «современного инновационного продукта», как целостного множества элементов в совокупности отношений и связей между ними. Следовательно, можно говорить о кластере как сложной экономической системе.

Кластерные системы характеризуются общими особенностями:

– наличие крупного предприятия-лидера, определяющего долговременную хозяйственную, инновационную и иные стратегии всей региональной экономической системы;

– территориальная локализация основной массы хозяйствующих субъектов – участников кластерной системы;

– устойчивость стратегических хозяйственных связей в рамках кластерной системы, включая ее региональные, межрегиональные, внутригосударственные и международные связи;

– долговременная координация взаимодействия участников кластерной системы в рамках ее общенациональных, внутрирегиональных и муниципальных программ развития, инвестиционных проектов и программ;

– наличие корпоративных систем управления, контроля бизнес-процессов, коллективного хозяйственного мониторинга.

Кластерные системы формируются на основе трех принципов в зависимости от структуры, размера и вида деятельности:

– общность интересов потенциальных участников – одни и те же или взаимосвязанные области деятельности, общий рынок или агломерация;

– концентрация – расположение, удобное для регулярных контактов;

– взаимодействие – взаимосвязи, взаимозависимость с большим разнообразием формальных и неформальных отношений.

В процессе исследования кластерных систем необходимо использовать следующие методологические принципы:

  • Принцип системного подхода к исследованию экономического развития региона с учетом внешней и внутренней среды функционирования кластерных систем.
  • Принцип многообразия форм исследования и комплексных оценок.
  • Принцип учёта региональных особенностей функционирования кластерных систем.
  • Принцип информационной обеспеченности кластерных систем.
  • Принцип практической реализуемости результатов моделирования деятельности кластерных систем.

При организации кластеров необходимо применять методы экономического, функционального, структурного и статистического анализа, организационного моделирования, экспертных оценок, планирования и программирования.

Кроме того, необходимо использование методики проведения комплексного социально-экономического мониторинга региона с учетом его особенностей в целях создания кластерных систем в контексте «Стратегии социально-экономического развития Республики Дагестан на период до 2025 года».

Наша страна переживает этап адаптации понятия «кластерная политика» к российским специфическим условиям функционирования государственной власти, экономики, науки и образования, бизнеса и общества. Кластерная политика является новым направлением развития российской государственной региональной политики.

Тема кластеров и кластерной политики в России впервые официально была обозначена в документах Правительства РФ в 2005 году.

В этом же году Министерство экономического развития РФ опубликовало доклад, в котором говорилось, что «единственный путь наращивания нашего экономического потенциала – это повышение производительности труда, диверсификация экономики».

В дальнейшем вопросы кластерной политики нашли отражение и в других документах Правительства Российской Федерации. В проекте Концепции стратегии социально-экономического развития регионов РФ определено понятие «территориальный кластер» – кластер, который объединяет динамичные и внутренне конкурентоспособные сети близко локализованных предприятий, производящих одну и ту же или смежную продукцию, и которые совместно обеспечивают хорошие рыночные позиции для страны, отрасли и самих предприятий [2].

В начале 2008 г. тема кластеров была обозначена в «Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г.» В Концепции рассмотрены три сценария развития страны: инерционный, энергосырьевой и инновационный. Отмечено, что переход к инновационному сценарию возможен при активном стимулировании предпринимательской инициативы и наращивании инновационной активности в экономике, что, в свою очередь, потребует совершенствования институциональной среды и формирования институциональных структур, отличающих постиндустриальную экономику. В их числе названа «поддержка кластерных инициатив, направленных на достижение результативной кооперации организаций – поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных производственных и сервисных услуг, научно-исследовательских и образовательных организаций в рамках территориально производственных кластеров».

В Концепции совершенствования региональной политики в РФ затронута тема создания территориально-производственных кластеров для изготовления продукции с высокой добавленной стоимостью, даются рекомендации по формированию и развитию кластеров с учетом приоритетных для конкретного субъекта отраслей.

Явным недостатком вышеперечисленных Концепций является отсутствие единой методологии экономической кластеризации: она не носит системный характер. Имеющиеся на сегодняшний день методологические проблемы экономической кластеризации представлены на рисунке.

Как видно из рисунка, процесс экономической кластеризации является совокупностью взаимосвязанных стратегических и тактических компонентов, имеющих целью построение кластера. В современной концепции государственного управления представлены лишь основные составляющие кластерной системы, их базовые функции и эффекты, ожидаемые от их создания, не учтены. Также отсутствует обоснование механизма, посредством которого субъект управления (органы государственной власти и управления субъекта РФ) с помощью кластерной политики способен оказывать продуктивное воздействие на процессы формирования и развития кластеров. В данном случае не учитывается иерархичная природа кластеров, их способность активизировать взаимодействие с внешней средой через обратную связь.

pic_43.tif

Методологические проблемы экономической кластеризации

Результаты проведенного методологического анализа позволяют утверждать, что повышение эффективности процесса экономической кластеризации в регионах России сопряжено с реализацией ряда аспектов системного подхода:

– включение процессов формирования и развития кластерных инициатив и кластерных технологий в состав ключевых объектов стратегического управления развитием кластеров;

– ориентация на достижение значимых для государства и участников процесса экономической кластеризации эффектов ожидания при планировании, организации поддержки и мониторинге результатов;

– учет многофункциональной роли государства, реализуемой им в процессах создания, функционирования и развития экономических кластеров через кластерный консалтинг;

– достижение высокого уровня разнообразия форм и инструментов, т.е. кластерных технологий, посредством которых органы государственной власти и управления обеспечивают управленческое воздействие на процесс экономической кластеризации;

– обеспечение широкой сферы использования механизма государственно-частного партнерства для развития процессов кластеризации социально-экономического пространства региона;

– обеспечение единства разных этапов процесса экономической кластеризации в разработке и внедрении кластерных систем.

В современных условиях большую значимость в исследовании социально-экономического развития региона приобретает мониторинг. Мониторинг позволяет на каждом этапе развития систем (экологических, социальных, экономических) исследовать не только положительные, но и отрицательные тенденции, факторы внешнего воздействия, которые только выявлять и классифицировать недостаточно. В региональном аспекте объектом мониторинга является социально-экономическая система в целом, ее отдельные сектора, отрасли, комплексы, формы предпринимательской деятельности, виды бизнеса, муниципальные образования.

Современная региональная экономика использует разнообразный аналитический инструментарий, как общенаучный, так и специальный, который подразделяется на такие блоки, как методы регионального экономического анализа и математические модели региональной экономики. Информационной базой регионального анализа являются статистические показатели и их системы, построение балансов и сводных индикаторов социально-экономического развития. Анализ различных аспектов экономики региона проводится с целью определения объективного диагноза, на основе которого должна строиться стратегия и тактика регионального анализа. Для этого необходимо рассматривать макроэкономические характеристики региона, такие как ВРП и его основные компоненты, доходы населения, национальное богатство, сосредоточенное на территории региона. Далее необходимым является проведение анализа отраслевой структуры региона на основе показателей выпуска продукции и занятости населения.

Так, например, комплексный мониторинг состояния экономики республики за 2010–2015 годы, перспективы развития республики на период до 2025 года являются статистической и аналитической основой для проектирования создания кластеров, исследования тенденций, выявления приоритетов развития в рамках реализации «Стратегии социально-экономического развития РД на период до 2025 года» [6].

Разработка «Концепции кластерной политики Республики Дагестан», которая включает в себя:

1. Типы кластеров с учетом отраслевой специфики, обозначенной в «Стратегиях социально-экономического развития СКФО и Республики Дагестан на период до 2025 г.».

2. Цели и задачи кластерной политики.

3. Проблемы развития кластеров.

4. Основные направления содействия развитию кластерных инициатив:

– содействие организационному развитию кластеров;

– содействие реализации проектов, направленных на повышение конкурентоспособности участников кластера;

– обеспечение формирования благоприятных условий развития кластеров;

– создание промышленных парков и технопарков как инфраструктуры для развития кластеров;

– снижение административных барьеров;

– реализация мер налогового регулирования для участников кластера.

5. Система мероприятий по реализации Концепции:

– развитие механизмов финансовой поддержки кластерной политики на федеральном, региональном и муниципальном уровнях;

– предоставление методической, информационно-консультационной, образовательной поддержки реализации кластерной политики.

6. Механизмы реализации Концепции.

7. Меры, направленные на предупреждение рисков неэффективной реализации Концепции.

8. Основные результаты реализации кластерной политики.

Кластерная политика предусматривает принятие стратегий и программ развития отдельных кластеров – т.н. «кластерные инициативы», а также формирование инструментальной базы для их реализации – т.н. «кластерные технологии».

Кластерные инициативы представляют собой как отдельные, так и совместные организованные усилия кластерных фирм, правительственных, образовательных и исследовательских организаций, направленные на увеличение роста и конкурентоспособности конкретного кластера на определенной территории. Если кластерная политика это система государственных мер и механизмов поддержки кластеров, обеспечивающих повышение конкурентоспособности регионов и предприятий, входящих в кластер, а также внедрение инноваций, то кластерная инициатива – это деятельность по организации конкретных кластеров на конкретной территории.

Кластерная политика рассматривается как альтернатива традиционной «отраслевой политике», в рамках которой осуществляется поддержка конкретных предприятий и отраслей. Основными отличительными параметрами кластерного подхода в сравнении с традиционными отраслевыми являются: стратегия развития территории; взаимоотношения власти и бизнеса; производство и технологии; конкуренция; пространственное развитие; критерии экономической эффективности; рынок труда; институционная среда; тип доминирующих коммуникаций между предприятиями.

Важнейшим направлением развития кластерных систем в регионах является разработка стратегических направлений государственной кластерной политики в контексте концепций стратегий социально-экономического развития страны и регионов и Концепции кластерного развития регионов.

В результате разработки стратегий развития кластеров, осуществляемой на региональном и муниципальном уровнях, будет обеспечена возможность эффективного и адекватного учета приоритетов развития кластеров в рамках реализации региональных и муниципальных стратегий и программ социально-экономического развития, включая проекты развития транспортной и инженерной инфраструктуры, жилищного строительства, а также реализации мер в области поддержки малого и среднего предпринимательства, инновационной, образовательной и технологической политики, политики привлечения инвестиций, развития экспорта и др.

Наряду с разработкой «Концепции кластерного развития регионов» необходима разработка для пакета организационно-методических документов по реализации государственной кластерной политики.

1. Положение о Центре кластерного развития региона.

2. Положение о Координационном совете при Правительстве региона Центра кластерного развития.

3. Положение об Административной группе Центра кластерного развития.

4. Методические материалы по разработке программ развития территориальных кластеров.

Создание указанных структурных подразделений при правительствах регионов позволит системно реализовать «Концепцию кластерного развития», государственную кластерную политику, разработать Стратегию и Программы формирования кластеров в регионах.